АНАЛИТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

БЕЛОРУССКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: КРАТКОСРОЧНАЯ ПОБЕДА ИЛИ ДОЛГОВРЕМЕННЫЙ ПРОИГРЫШ?

| 19.07.2011

Резюме

Белорусское образование в 2010 году, после завершения прерванной реформы средней школы, продолжает стагнировать. Учреждения образования в стремлении обеспечить выполнение нормативов, предписываемых профильным министерством, в своей работе утрачивают креативность и стратегическую перспективу и всё более ограничиваются задачами формализации и стандартизации деятельности. В результате, даже при высоких по региональным меркам показателям вовлечённости населе» ния в систему образования, качество подготовки средней и высшей школы остаётся объектом критики со стороны как самих учащихся, так и руководства страны.

Важнейшим событием в сфере образования в 2010 г. явилось принятие Кодекса об образовании. Несмотря на попытку имитации обсуждения этого документа среди заинтересованной публики, окончательный его вариант не учитывает высказанных общественными объединениями и гражданскими инициативами дополнений и замечаний.

В прошедшем году получили продолжение инициативы третьего сектора в области развития альтернативного образования, которые имеют локальный характер и не способны повлиять на состояние белорусского образования в целом.

Тенденции:

  • снижаются количественные и качественные показатели в системе образования: уменьшается численность учащихся и педагогов в школах,консервируется прежняя структура, остаётся неизменным идеологическое содержание образования;
  • снижается вовлечённость в процесс обучения групп населения в возрасте от 25 лет;
  • государство остаётся монополистом на образовательном поле и, пользуясь своим положением, пытается имитировать диалоговые формы коммуникации с другими субъектами образования;
  • принятие Кодекса об образовании в 2010 г. никак не повлияло на развитие диалога между государством и гражданским обществом по проблемам образования
  • вхождение в Болонский процесс приобретает технический, а не стратегический характер;
  • имеющиеся в наличии образовательные проекты в третьем секторе немногочисленны и разрозненны; они не способны существенным образом повлиять на состояние дел в системе белорусского образования.

Может ли количество перейти в качество?

В практике анализа систем образования существует устойчивая традиция начинать с фиксации количественных показателей уровня образования всего населения. Мы не будем отступать от традиции. После проведённой в 2009 г. переписинаселения в следующем году опубликованы данные, касающиеся образования (рис. 1). Следует отметить, что такая информация со времён предыдущей переписи населения 1999 г. долгое время отсутствовала: образовательная статистика в основном велась по действующим учебным учреждениям или в области занятости, а не по населению в целом.

Рис. 1. Уровень образования населения Беларуси (от 10 лет и старше)


Источник: Национальный статистический комитет, 2009[1]

Необходимо приложить усилия, для того чтобы оценить уровень образования в Беларуси не в абсолютных, а относительных показателях и, тем более, предложить их содержательную интерпретацию. Например, 1 530.5 тыс. чел. с высшем образованием – это много или мало для страны, успешно преодолевшей экономический кризис и вступившей на путь инновационного развития? Означает ли данный факт, что 1.5 млн чел. имеют высокий уровень качества жизни и составляют именно ту культурную прослойку населения, которая начинает определять тренды развития независимой страны?

По данным переписи населения, из 7 246.2 тыс. чел. в возрасте от 6 до 60 лет реально обучаются в учебных заведениях на территории страны около 1 719.8 тыс. чел. (23,7%). Из них 26.2% – в системе высшего образования, 9.8% – среднего специального образования, 5,7% – профессионально-технического образования и 58% – общего среднего образования. Обучением охвачены почти все группы населения страны. В основном, образование получает молодое поколение в возрасте от 6 до 24 лет. Вовлечённость в процесс обучения снижается для групп населения в возрасте от 25 лет и практически сходит на «нет» к 60 годам (рис. 2). Мировые тенденции «Образование через всю жизнь» пока остаются для Беларуси только программой будущего, а не настоящего.

Рис. 2. Население, обучающееся в учреждениях образования,распределение по возрасту

Источник: Национальный статистический комитет, 2010

По результатам переписи населения получены данные о распределении населения с точки зрения владения белорусским и русским языками. В качестве родного языка белорусский указали около 53.2% населения, русский язык – 41.5%. Однако в повседневном общении используют белорусский язык только 23.4% от общей численности населения, русский язык – 70.2%. Данные цифры ярко свидетельствуют, что за весь период независимости страны программа белорусизации в системе образования так и не была развёрнута в полной мере, и неизвестно, будет ли она внесена в повестку дня в ближайшей перспективе.

По состоянию на начало 2010/2011 уч. г., в республике насчитывалось 4 097 дошкольных заведений, 3 584 дневные общеобразовательные школы государственной формы собственности, что на 72 учреждения меньше, чем в прошлом году, из них 212 – гимназии, 32 – лицеи. Кроме того, на начало учебного года в республике работало 9 дневных общеобразовательных учреждений частной формы собственности (количество учащихся – 558 чел.).

Анализируя официальные данные Главного информационно1аналитического центра Министерства образования РБ, можно зафиксировать очевидную тенденцию снижения численности учащихся общеобразовательных школ. Основной причиной такого сокращения является демографический фактор. Попытка компенсировать последствия реформы общеобразовательной школы (1994–2008 гг.), изменение планирования и принятие решений на уровне правительства о количестве бюджетных и платных мест привели к незначительному увеличению количества студентов в ПТУ и ССУЗ и весомому приросту студентов в вузах (около 12 тыс. за год) (рис. 3).

Количество педагогических работников в общеобразовательных школах снижается (рис. 4), численность же профессорско-преподавательского состава в вузах незначительно повышается (от 22 542 в 2002/2003 до 24 451 в 2009/2010 уч. г.).В среднем, номинально начисленная заработная плата работников отрасли составила BYR 881 934[2].

По количественным показателям система профессионального образования характеризуется стабильностью и устойчивостью (рис. 5). По состоянию на 2010/2011 уч. г., она включает 222 профессионально1технических учебных заведения государственной формы собственности и 7 – частной формы собственности, 202 учебных заведения, которые обеспечивают получение среднего специального образования, государственной формы собственности и 12 – частной формы собственности, 45 государственных высших учебных заведений и 10 частных вузов.

Рис. 3. Количество студентов в учебных заведениях Республики Беларусь


Источник: Главный информационно-аналитический центр Министерства образования РБ, 2010[3]

В целом, в Беларуси за последние 10 лет структура сферы образования и система управления не претерпели существенных изменений. Такая структурная стабильность, с одной стороны, оправдана в условиях массового образования за счёт обеспечения учебного процесса в соответствии со стандартами, издания учебников, материального и информационного оснащения учебных заведений и т. д. Но, с другой стороны, отсутствие тенденций развития и обновления в образовании, концептуальная и стратегическая неопределённость в условиях глобального развития порождают социальные и экономические  угрозы. Это уже становится очевидным как для потребителей образовательных услуг, так и для субъектов рынка труда, учёных и политиков.

Рис. 4. Педагогические кадры дневных общеобразовательных школ

Источник: Главный информационно-аналитический центр Министерства образования РБ, 2010

Рис. 5. Количество профессиональных учебных заведений

Источник: Главный информационно1аналитический центр Министерства образования РБ, 2010

Обсуждаемая на протяжении последних 5–6 лет проблема качества белорусского образования до сих пор остаётся нерешённой. Основными причинами такой затяжной стагнации являются чрезмерная бюрократизация системы образования, государственная монополия на оказание образовательных услуг, имитационные формы социального партнёрства и рыночных отношений в этой сфере. Существующие концептуальные и научные разработки по вопросам качества образования, попытки использования международных стандартов качества ISO 9000 не могут быть полноценно внедрены в действующую систему при сохранении устаревших шаблонных и идеологических принципов управления образованием. Такая двойственность (с одной стороны, наличие стандарта, с другой – отсутствие соответствующей системы управления) приводит к дискредитации всей кампании «Менеджмента качества».

Разработка и внедрение системы менеджмента качества (СМК) на основе международных стандартов сами по себе являются продуктивными для мобилизации имеющегося ресурса внутри учебных заведений, упорядочения и систематизации внутренней деятельности организации. Но главным условием эффективного внедрения такой системы является наличие свободного рынка образовательных услуг, конкуренции, академических свобод, хозяйственной самостоятельности учебных заведений, а также рефлексивное отношение ректоратов и советов вузов к формированию собственной стратегии и политики. Применение стандарта в менеджменте никак не может заменить процессы «выращивания» нового человеческого потенциала и породить новых субъектов развития в образовании. Наоборот, внедрение стандартов отключает управленческую рефлексию, во многом лишает самостоятельности, закрепляет принцип советского административного управления, который сводится к действию по шаблону.

По мере внедрения таких стандартов из учебных заведений исчезает дух свободы и творчества. Университеты перестают быть университетами по определению. В школах падает престиж и нивелируется ценность знания. В этих условиях педагогу не надо думать над тем, как лучше донести смыслы и содержание лекционных курсов – важно отчитать часы, написать план научной и учебной деятельности, формально повысить квалификацию. Студенту важно сдать тест или экзамен, «получить корочку», а не включиться в коммуникацию с профессором, разобраться в проблеме по существу. Показатели педагогической и учебной деятельности будут выполнены, но необходимое качество и содержание не появятся. В гуманитарной сфере, к каковой относится и образование, последствия формального подхода не заставят себя долго ждать.

С уверенностью можно прогнозировать падение престижа дипломов белорусских вузов по сравнению с российскими и зарубежными вузами, увеличение оттока белорусских абитуриентов в другие страны.

В условиях 2010 г. очередная мода в образовании, ориентированная на качество, может рассматриваться как попыткапереноса управленческой активности с уровня стратегического менеджмента, программного развития и содержательных аспектов на средний уровень администрирования и стандартизации. Министерство образования и другие органы государственной исполнительной власти должны заниматься и тем, и другим. Но делают пока только то, что получается или – что умеют[4].

Образование и политика

2010 год для образования – это не только год качества, стабильного функционирования, нормирования и стандартизации. Это год традиционного участия работников образования в предвыборной кампании. Политики склонны видеть в системе образования основной административный ресурс – тысячи педагогов работают в избирательных комиссиях, избирательные участки размещаются на территории учебных заведений. Через школы и детские сады можно оперативно осуществлять взаимодействие с населением, родителями и студентами, проводить пиар-кампании и другие мероприятия. Власть активно использует этот ресурс. То, что министр образования и одновременно лидер общественного объединения «Белая Русь» А. Радьков возглавил предвыборный штаб кандидата на президентский пост А. Лукашенко, никого из политиков и представителей гражданского общества не удивило и не смутило.

Статья 12 Закона «Об образовании» декларирует совершенно иной подход к политической активности в учреждениях образования: «В заведениях системы образования республики запрещается деятельность структур политических партий или других общественных объединений, имеющих политические цели, а также детских, подростковых или юношеских объединений, действующих исключительно на основании уставов таких партий или объединений». По умолчанию, в число таких организаций попадают только оппозиционные партии и неправительственные организации, включённые в «чёрные» списки Министерства образования, а также конкретные педагоги и профессоры, получившие негласный запрет на профессию. Запрет не распространяется на организации, находящиеся под патронажем государства. В условиях пассивности и адаптивности академического сообщества и административной системы контроля над мышлением начинает преобладать циничный и авторитарный стиль управления учебными заведениями. Ранее принятые законы переписываются под конкретные условия администрирования и контроля.

Так, в декабре 2010 г. Совет Республики в окончательном варианте принял Кодекс об образовании[5], который вызвал неоднозначную реакцию со стороны как общественных организаций, бизнес-структур, так и экспертного сообщества. В рамках созданной в середине года общественной инициативыобразовательных и правозащитных неправительственных организаций предпринимались попытки публичной критики проекта Кодекса и отправки письменных обращений в парламент. Однако ответная реакция депутатов может быть оценена, мягко говоря, как непрофессиональная. Аргументация в стиле «народ не поймёт, что такое неформальное образование», демонстрирует сохранение советских административных методов коммуникации или преднамеренное нежелание включаться в коммуникацию с представителями гражданского общества и независимыми экспертами.

В прошедшем году обнадеживающим фактором для возобновления процессов демократизации в образовании явилось некоторое потепление в отношениях между Европой и Беларусью, разворачивание программы «Восточное партнёрство» и других международных образовательных программ. Многие общественные образовательные организации Беларуси рассматривали «Восточное партнёрство» как шанс на осуществление диалога между гражданским обществом и государством внутри страны, в том числе и по проблемам образования в рамках четвёртой тематической платформы  «People to people». Создана Национальная платформа Форума гражданского общества «Восточного партнёрства», лидеры которой публично заявили о своей приверженности диалогу и нормам права[6]; начался процесс по разработке дорожных карт в рамках тематических платформ[7].

Болонский процесс: дело техники

В 2010 г. президент и белорусское правительство несколько раз меняли своё отношение к Болонскому процессу. В начале года А. Лукашенко отклонил предложение Министерства образования о вступлении в Болонский процесс. Затем 7 июня, на совещании по вопросам развития высшей школы, качествуподготовки специалистов, он потребовал от ведомства более детальной проработки вопроса. Однако при любом исходе президент был уверен в том, что «необходимо сохранить нынешнюю систему образования». Министерство образования пытается подстроиться под такую установку, приписывая Болонскому процессу характеристики в логике эволюционности: «Болонский процесс не требует унификации и подчинения, резких революционных шагов, оторванных от национальных контекстов. Важна продуманная, комплексная, гибкая стратегия эволюционного развития образования, нацеленная на повышение его качества»[8]

Также утверждается, что вступающая в Болонский процесс страна может и не выполнять ряд принципов (скорее всего, имеется в виду наличие академических свобод). Таким образом, запоздалое включение Беларуси в международное образовательное пространство объявляется только делом техники. То есть необходимо подготовить пакет документов, создать безымянное экспертное сообщество, принять участие в мероприятиях и отрапортовать о повышении качества, увеличении численности иностранных студентов и т. п. Процесс идёт, но, как обычно, не на программном, а на административном уровне.

Независимые эксперты в области образования В. Дунаев,В. Мацкевич, А. Козулин и др. выразили озабоченность в связи с подобным развитием событий[9]. Очевидно, что без широкой общественной дискуссии, участия в обсуждении академического и студенческого сообщества, установления контроля над вхождением Беларуси в Болонский процесс состороны гражданского общества сам процесс может превратиться в фиктивно1демонстративный акт.

Третий сектор: реагирование или стратегирование?

Помимо официальных программ в образовании создаётся ряд независимых альтернативных площадок и проектов. Так, на базе АГТ–ЦСИ под руководством философа Владимира Мацкевича действует постоянный методологический семинар[10], в рамках которого получает своё развитие идея культурной политики и стратегической игры по проблемам университета, открывается клуб «Беларуская фiласофская  Прастора» (Павел Барковский и др.)[11]. Разворачивается процесс по созданию университетов «третьего возраста», в частности на базе неправительственной организации «Третий сектор» (г. Гродно)[12]12 или Территориального центра социального обслуживания Ленинского района (г. Брест). Расширяются масштабы студенческих и академических стажировок и обменов[13].

Периодически вопросы образования обсуждаются в контексте экономических проблем и развития рынка труда. В дискуссию включаются как международные эксперты (Европейский фонд образования, Всемирный банк), так и структуры белорусского бизнеса (Институт приватизации и менеджмента, консалтинговая компания «Здесь и сейчас» и т. д.), аналитические центры (АГТ, ЦЕТ, BISS, «Стратегия», Центр Мизеса и т. д.). В Беларуси продолжают работать и международные программы  Эразмус Мундус  (Erasmus Mundus),  ТЕМПУС, но масштаб их действия практически не увеличивается.

После событий 19 декабря получила новый импульс и приобрела актуальность Программа Калиновского (Центр «Солидарность»). Продолжают свои мини1образовательные программы правозащитные организации (Центр правовых технологий, «Весна196») и независимые объединения журналистов (БАЖ).

При всей многоплановости процессов, в целом можно сказать, что деятельность третьего сектора в области образования имеет хаотичный и реактивный характер. У независимых образовательных структур отсутствуют единая стратегия и программа развития образования, несмотря на то что в этом секторе сосредоточен достаточный интеллектуальный и квалификационный ресурс. Огромную роль в налаживании и координации работы в неправительственном секторе образования играет фактор помощи и поддержки со стороны международных фондов. Однако по отношению к Беларуси деятельность этих фондов должна быть переформатирована и переосмыслена с учётом специфики страновой ситуации.

Выводы и прогноз

Белорусское образование продолжит эволюционировать в соответствии с изменяющимися демографическими, технологическими и социальными факторами. Внешние политические и экономические процессы будут периодически «встряхивать» систему образования. Возможно, это приведёт к некоторому пересмотру основных идеологических и концептуальных оснований, однако не к их существенному изменению или запуску нового витка реформирования образования.

Принятый в декабре 2010 г. Кодекс об образовании вызовет некоторую неразбериху и замешательство среди структур дополнительного образования, поскольку с 1 сентября 2011 г. они должны будут функционировать по новым правилам. С уверенностью можно предсказать закрепление административных и бюрократических механизмов управления на всех уровнях, что рано или поздно сбалансирует и стабилизи рует систему, приведёт реальную практику образования в соответствие с гласными и негласными нормами.

Вступление в Болонский процесс существенно не изменит качество и структуру системы образования, но в значительной степени активизирует деятельность управленческих структур. Скорее всего, со стороны менеджмента системы образования будут предлагаться различные планы и программы по модернизации высшего и профессионального образования, мотивированные не на содержательном уровне, а скорее в плане получения дополнительного финансовом.

Неправительственные субъекты в системе белорусского образования, академическое сообщество, некоммерческие и бизнес организации смогут составить конкуренцию государству только при условии наличия общей стратегии, концепции развития и совместных действий по консолидации. В противном случаи будут происходить дальнейшая монополизация государством образования и стагнация системы образования в целом

http://www.belinstitute.eu/images/doc-pdf/YB%202010%20ru%20bel.pdf


[1] См.: http://belstat.gov.by/homep/ru/perepic/2009/itogi1.php.

[2] См.: http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/wages.php.

[3] См.: http://www.giac.unibel.by/ru/main.aspx?guid=16281.239

[4] Об итогах работы Министерства образования в 2010 году и основных задачах на 2011 год см.: Доклад первого заместителя министра образования Республики Беларусь Александра Ивановича Жука на коллегии Министерства образования // [Электронный ресурс] Точка доступа: http://minedu.unibel.by/main.aspx?guid=142283

[5] http://www.president.gov.by/press110548.html;
http://www.belta.by/ru/all_news/society/Sovet1Respubliki1prinjal-proekt1Kodeksa1ob1obrazovanii_i_536916.html243

[6] http://eurobelarus.info/content/view/4856/164/

[7] http://eurobelarus.info/content/view/3998/164/

[8] Жук А. Высшее образование Республики Беларусь: от Болонского процесса к европейскому пространству высшего образования // [Электронный ресурс] Точка доступа: http://minedu.unibel.by/

[9] См.: http://www.zautra.by/art.php?sn_nid=5756&sn_cat=19; http://belapan.com/archive/2010/02/08/eu_eu1928/; http://www.aif.by/ru/articles/social/item/126771evropa.html?tmpl=component&print=1 .

[10] См.: http://methodology.by

[11] См.: http://www.prastora.org/

[12] См.: http://uzv1hrodna.blogspot.com/

[13] См.: http://adukacyja.info/news

Светлана Мацкевич

Специально для Белорусского ежегодника-2010